Будь в курсе!

опубликовано 30.09.2013

Игорь Золотовицкий: «Театр — это искусство интонации»

Душа компании‚ живой‚ громогласный‚ с юмором‚ юношеским энтузиазмом и энергией... Именно таких педагогов обожают студенты. И вовсе не случайно известный актер театра и кино‚ более 20 лет проработавший в стенах Школы-студии МХАТ‚ с июня этого года стал ее ректором. Мы встретились и побеседовали с новоиспеченным руководителем.
 
 
— Игорь Яковлевич‚ вы не раз говорили‚ что аналогов русской театральной школы в мире нет...
 
Cо студентами выпуска 2006 года и педагогами курса
— Не хочу обидеть европейские школы‚ они довольно сильные‚ все-таки Старый Свет... В Германии сегодня театр на подъеме‚ в Англии‚ как и во Франции‚ история театра даст фору многим.
 
А вот в Америке точно нет систематизированного образования. В США все похоже на самодеятельность — если ты несколько раз заработал лицедейством‚ походил на какие-то трехнедельные стажировки‚ то уже можешь считать себя актером. Но сами студенты мне там нравятся‚ например‚ в Гарварде‚ где я преподаю летом‚ учатся уже взрослые люди с сильной мотивацией‚ они к занятиям относятся добросовестно.
 
— Но Голливуд при такой скудной школе гремит на весь мир.
 
— Это кино! Лишь очень немногие звезды экрана блистают на сцене‚ в основном это старая гвардия. У нас же не только в Москве‚ но и во многих крупных городах есть прекрасные театральные вузы‚ и такого масштаба‚ как в России‚ больше нет нигде в мире.
 
— Вы еще в 90-е годы с несколькими коллегами полулегально учили студентов в частной школе в Париже‚ ставили этюды‚ проводили тренинги... Это был первый заграничный опыт преподавания?
 
— Да‚ нами тогда владел кураж‚ желание заработать. Но мы ничего не открывали нового‚ а просто делились своим опытом.
 
— Московский Художественный академический театр хранит множество легенд. Традиции‚ введенные его основателями‚ Станиславским и Немировичем-Данченко‚ сохраняются?
 
— Нет‚ сейчас другая жизнь‚ и мы не можем жить прошлым. Театр — это искусство интонации‚ актеры должны играть в современном ритме.
 
Недавно мы отмечали 150 лет со дня рождения Станиславского‚ и шли разговоры о том‚ превратился ли он уже просто в икону или все еще остается главным теоретиком театра. Лично я придерживаюсь мнения‚ что его гениальность не в изобретении формальной схемы‚ а в том‚ что он создал в нашей среде свою таблицу Менделеева — некую систему координат‚ универсальный‚ технологический подход для воспитания артиста.
 
— Почему в свое время вы выбрали именно Школу-студию МХАТ?
 
Cпектакль «Чинзано»
— Просто мой педагог Виктор Манюков договорился‚ что я буду здесь учиться. (Улыбается.) Мне‚ в общем‚ было все равно‚ куда поступать‚ только бы на актера.
 
Студенческие годы были лучшими в жизни‚ хотя все их я провел в общаге‚ и тогда как раз была эпоха застоя‚ безвременья. Мы зачитывались подпольной литературой‚ столько нового для себя открывали... Спустя годы осознал‚ что вытянул счастливый билет. Вообще с возрастом становлюсь фаталистом‚ верю в судьбу. Наверное‚ было предначертано‚ что я встречусь с Романом Козаком‚ Дмитрием Брусникиным‚ Александром Феклистовым‚ хотя они учились на курс младше‚ и когда Олег Ефремов их примет в театр и спросит‚ кого взять еще‚ они назовут мою фамилию... Потом по инициативе Козака мы сделаем совместный спектакль и объездим с ним 30 стран... Все так взаимосвязано!
 
— Если у нас такой экскурс в прошлое‚ то спрошу‚ каким вы были школьником.
 
— Учился я нормально. Неравнодушен был к географии‚ истории‚ литературе‚ а вот точные науки не давались‚ математику за меня решала сестра. Я рано расставил приоритеты: в пятом классе записался в драмкружок и ни в какой иной профессии себя уже не представлял. Если пропускал уроки‚ то родители знали: я в театре смотрю спектакли. Одержимым рос!
 
— Ваши сыновья продолжат династию?
 
— Младшему‚ Александру‚ 16 лет‚ он пока в десятом классе‚ говорить об этом рано. А старший‚ Алексей‚ сначала пошел в МГУ на журфак‚ но‚ учась на пятом курсе‚ еще поступил на режиссерский факультет к Олегу Кудряшову‚ не в наш вуз. С одной стороны‚ мне лестно‚ что Алеша не хочет пользоваться моей помощью‚ а с другой — опасаюсь‚ как он сейчас будет доказывать свою состоятельность...
 
— Вы выпускник 1983 года... Это был звездный курс?
 
— Среди наших стали известными Алексей Гуськов‚ Алена Бондарчук‚ Алексей Шипенко (прославленный драматург!). В принципе‚ в школе не так много громких курсов — один‚ где были Алла Покровская‚ Вячеслав Невинный‚ Владимир Кашпур‚ Александр Лазарев‚ Альберт Филозов‚ другой — с Владимиром Машковым‚ Евгением Мироновым‚ Ириной Апексимовой; в остальных выпусках были одиночные звездочки. Но вообще успешность курса определяется не знаменитыми именами‚ а числом тех‚ кто не изменил профессии‚ не ушел из нее.
 
— Сильно ли изменились студенты‚ с тех пор как вы учились сами?
 
— Разумеется! Сейчас ребята открытые‚ видят мир‚ они гораздо свободнее. Я беспокоюсь только о том‚ чтобы они не стали самодостаточными‚ чтобы им всегда было что сказать‚ ведь если чего-то не хватает‚ значит‚ продолжение есть. В этом смысле русский театр занимает первые позиции — мы всегда‚ даже в комедии‚ затрагиваем больные темы.
 
— В родном вузе вы преподаете с 1989 года. Соглашаясь на столь непростую работу‚ вы чувствовали‚ что это действительно ваше?
 
На занятии с одной из американских групп
— Тогда я еще не знал ответа. Понимаете‚ института‚ готовящего преподавателей по актерскому мастерству‚ не существует в природе‚ поэтому педагоги обычно зовут обратно в вуз своих учеников. Меня пригласил Авангард Николаевич Леонтьев‚ который делал со мной дипломный спектакль. Мне стало любопытно‚ я согласился — казалось‚ что у меня получится найти нужные слова‚ я что-то сумею дать студентам. Тут главное — растолковать‚ и не все актеры‚ даже блистательные‚ это могут. Например‚ Саша Феклистов говорил: «Я‚ когда вижу‚ что не могу объяснить и ребята не в состоянии сделать так‚ как я хочу‚ начинаю жутко раздражаться‚ а это неправильно».
 
— Вы терпеливы?
 
— Не мне судить. Но‚ признаюсь‚ откровенную халтуру ненавижу. Совсем другое дело‚ когда у человека просто что-то не получается: если он работоспособен‚ я тоже буду упорно ему помогать.
 
— А разве актерству можно научить?
 
— По большому счету нельзя‚ но можно за неброскостью угадать способности. В этом плане Олег Павлович Табаков — абсолютный гений! Он обладает невероятной интуицией на таланты и феноменально их выявляет. Хочется верить‚ что и у меня это чутье имеется. Нехорошо хвастать‚ но мои выпуски успешные‚ надеюсь‚ нынешний четвертый мой курс тоже хорошо распределится.
 
— По каким признакам вы выявляете будущего актера на вступительных турах?
 
— Это сложно сформулировать однозначно — образ должен сработать на экзаменах. Не столь важно‚ что абитуриент читает и как‚ у него должно быть обаяние и понимание того‚ что он хочет донести.
 
— Вы жесткий учитель?
 
— А как же! Особенно когда отчисляю учеников с курса. Но я никогда не говорю: «Это не твоя профессия»‚ ведь я же могу ошибаться. Обычно мой монолог таков: «У нас с тобой не получилось‚ но‚ может быть‚ у тебя все сложится удачно в другом театральном вузе». И в девяти случаях из десяти студенты действительно уходят в иные институты‚ где получают дипломы. Например‚ в этом году один из наших бывших студентов стал лучшим выпускником Высшего театрального училища им. Бориса Щукина и играет на сцене Театра им. Евгения Вахтангова.
 
— Среди ваших студентов есть молодые звезды — Максим Матвеев‚ Екатерина Вилкова‚ Антон Шагин... Какими еще своими выпускниками гордитесь?
 
— Всеми. И Максимом — с ним сейчас играем вместе в спектакле МХТ‚ и Антоном‚ которого я порекомендовал Александре Захаровой‚ когда в «Ленкоме» искали замену уходящему Сергею Фролову. Но я горжусь не только теми‚ кто больше всех появляется на экране! Многие ребята талантливы и успешно играют в театре‚ хотя в кино пока не востребованы. Мне жалко‚ что‚ например‚ наша Катя Вилкова не на сцене‚ хотя я и рад‚ что она снимается в фильмах. Кинематограф — искусство результата‚ он выхолащивает актера‚ тогда как театр‚ напротив‚ подпитывает энергией.
 
Конечно‚ с маститыми режиссерами работать полезно. Знаю‚ что тот же Сергей Урсуляк‚ у которого сейчас дебютирует мой ученик Павел Ворожцов‚ репетирует дотошно‚ Владимир Хотиненко скрупулезен и снимает в настоящий момент в «Бесах» четверых моих студентов‚ Валерий Тодоровский тоже любит брать моих ребят...
 
— Удача важна для актера‚ помогает на этом поприще?
 
— Не знаю. Вот мне точно никогда не везло с кино‚ хотя вроде бы постоянно снимаюсь‚ но где-то на периферийных ролях. Правда‚ сейчас с ребятами из «Квартета И» сняли картину по спектаклю «Быстрее‚ чем кролики»‚ и я переживаю за ее судьбу. Это будет прокатный фильм‚ и у меня там главная роль... Очень хочу‚ чтобы все получилось.
 
— На съемки своих студентов смотрите сквозь пальцы?
 
— Нет‚ до третьего курса этого ни в коем случае нельзя делать. Кино‚ повторюсь‚ выхолащивает‚ а когда еще базы нет‚ это крайне опасно. Например‚ Вася Степанов мог учиться‚ но проект Федора Бондарчука «Обитаемый остров» его заманил‚ он думал раскрутиться дальше с его помощью — и не вышло. Кино использует фактуру‚ отжимает индивидуальность и выбрасывает‚ надо иметь стержень‚ чтобы это выдержать. Хотелось бы‚ чтобы студенты начинали с качественного материала.
 
 
— Вы участвуете в антрепризах‚ а к ним‚ кстати‚ тоже не слишком хорошее отношение...
 
— А я только в хороших постановках играю. Например‚ в свое время мы с Ромой Козаком сделали спектакль «Элькино золото»‚ в котором участвовал весь хор Турецкого‚ а еще Татьяна Васильева‚ Валерий Гаркалин‚ Андрей Панин‚ Александр Феклистов‚ Дина Корзун‚ Лариса Кузнецова‚ а художником по декорациям был Валерий Яковлевич Левенталь... Антреприза была — дай бог каждому!
 
Сейчас я играю с Евгением Гришковцом‚ у него свой театр‚ как и у «Квартета И»‚ с которыми я тоже давно дружу и работаю.
 
— Книгу о том‚ как выучиться на артиста‚ не собираетесь писать?
 
— Вряд ли‚ не получается — устаю сидеть за столом‚ что-то придумывать. Мне больше говорить нравится. К тому же преподавательская деятельность — такая вкусовщина‚ потому надо стараться донести свое и в то же время не свергать авторитеты. Кроме того‚ она похожа на зыбучий песок — важно только то‚ что происходит здесь и сейчас.
 
— Какими преподавателями вы по-настоящему восхищаетесь?
 
— Андреем Васильевичем Мягковым — ужасно жаль‚ что перестал преподавать! Алла Борисовна Покровская чудная‚ Родион Овчинников прекрасен‚ еще Юрий Васильевич Катин-Ярцев был бесподобен‚ Олег Ефремов имел магнетическое обаяние...
 
— В одном из интервью вы сказали‚ что преподавание для вас — отдушина...
 
— Если я так говорил‚ то был неправ. Сегодня Школа-студия МХАТ нужна мне как воздух. Я скучаю без своих студентов‚ они — мощный допинг для меня. Моему аккумулятору уже 52 года‚ и я‚ как вампир‚ подсаживаюсь на энергетику молодых. (Улыбается.) Когда Анатолий Миронович Смелянский предложил мне пост ректора‚ я сказал: «Да». От таких предложений не отказываются‚ это очень почетно.
 
Бесспорно‚ для меня многое в новинку‚ я не умею говорить казенным языком‚ пугаюсь‚ когда из министерства приходят рапортички в советском духе. Но главное‚ что Школа-студия — мой родной дом‚ который надо беречь‚ сохранять‚ улучшать‚ именно так я вижу свою ректорскую задачу. Она — единственный театральный вуз‚ сохранивший в своем названии слово «школа»‚ и это о многом говорит. У нас небольшой‚ камерный коллектив (студентов чуть больше‚ чем педагогов)‚ да и место легендарное‚ можно сказать‚ намоленное.
 
— Еще вы вместе с Александром Жигалкиным стали директором Дома актера‚ хотите создать актерский профсоюз... Зачем взвалили на себя так много обязанностей?
 
— Я живу по Булгакову: не надо ничего просить‚ сами придут и предложат. Так и произошло: сложилась ситуация‚ когда нужно было возглавить близкую мне структуру‚ и я‚ естественно‚ дал согласие — надо‚ значит‚ надо. Я хочу создать в этих стенах творческую лабораторию‚ независимый театральный центр‚ где можно было бы играть дипломные спектакли‚ показывать постановки и городских коллективов‚ и провинциальных трупп. Мы же все-таки являемся Фондом поддержки театральных деятелей‚ и помощь должна быть реальной.
 
— Ну и напоследок спрошу: чувствуете любовь студентов?
 
— Конечно! И это важно. Я обязательно должен нравиться. Нужно‚ чтобы мне верили‚ а верят только человеку‚ который симпатичен. (Улыбается.)
 
Беседовала Елена ГРИБКОВА.
Фото из личного архива
 
Журнал «Обучение & карьера» № 10 (от 30 сентября 2013)
 

КОММЕНТАРИИ

Новый пост

Нет комментариев.

САМЫЕ ОБСУЖДАЕМЫЕ

Календарь событий

 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 1 2 3 4

сегодня

нет событий

>